Главная
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер




27.01.2021


27.01.2021


27.01.2021


27.01.2021


27.01.2021





Яндекс.Метрика





         » » Легенда об ударе ножом в спину

Легенда об ударе ножом в спину

08.02.2021

Легенда об ударе ножом в спину (нем. Dolchstoßlegende) — теория заговора, объяснявшая поражение Германии в Первой мировой войне обстоятельствами не военного, а внутриполитического характера. Согласно этой легенде, германская армия вышла непобеждённой с полей сражений мировой войны, но получила «удар в спину» от оппозиционных «безродных» штатских на родине. Антисемиты при этом увязывали «внутренних» и «внешних» врагов империи с еврейским заговором. Легенда зародилась в националистических и консервативных кругах Германии, была поддержана и пропагандировалась представителями высшего военного командования страны и перекладывала вину за поражение в войне с армии на ту часть немецкого общества (социал-демократы, коммунисты, евреи), которая в военные годы критиковала правительство и армию, осуждала войну, солидаризировалась с забастовочным движением и не демонстрировала патриотических настроений.

Легенда об ударе ножом в спину использовалась идеологами Немецкой национальной народной партии, Народное движение и других правых экстремистских организаций и партий в пропаганде во время Ноябрьской революции, против Версальского договора, левых партий, первых правительственных коалиций Веймарской республики и Веймарской конституции. Легенда об ударе ножом в спину вошла в историю Новейшего времени как пример сознательно сконструированной фальсификации истории и идеологии оправдания военной и национально-консервативной элит кайзеровской Германии и стала благодатной почвой для расцвета национал-социалистической идеологии.

Некоторые объективные основания возникновения легенды

«Непобежденность» германской армии была впоследствии в какой-то мере признана такими компетентными лицами как, например, английский генерал Ф. Морис (Frederick Barton Maurice), написавший в 1919 году книгу о последних четырёх месяцах войны на Западном фронте (The Last Four Months). В книге Морис указывает на техническую невозможность разгрома германской армии осенью 1918 года и последующего быстрого продвижения союзных войск к немецкой границе и вглубь территории Германии. Дело в том, что при его дальнейшем развитии Стодневное наступление союзников физически не смогло бы получить и доли потребного тылового обеспечения вследствие уже достигнутой предельной пропускной способности французской железнодорожной сети, полного разрушения транспортной инфраструктуры в зоне боев и методического её уничтожения или минирования немцами при их отступлении.

«С учетом такой ситуации на фронте, сложившейся к подписанию перемирия и сохранявшейся после него, было очевидно, что масштабное и быстрое продвижение бельгийской, английской, французской и американской армий к р. Маас и далее, которое могло бы обеспечить полное уничтожение германских армий и завершить войну колоссальным Седаном, просто исключалось из рассмотрения…

Фактически, продолжение боевых действий после 11 ноября очень скоро потребовало бы остановить союзные армии между голландской границей и р. Маас и ждать восстановления тыловых дорог и железнодорожных путей и возобновления нормальной работы системы снабжения. То есть, оказалось бы необходимым дать врагу передышку, которая позволила бы ему восстановить хотя бы некий порядок в своих рядах и организованно отступить к Маасу, где он смог бы занять очень сильные позиции на гораздо более коротком фронте. Это означало бы необходимость проведения ещё, как минимум, одного крупного сражения и стоило бы нам очень многих жизней».

Таким образом, несмотря на то, что после неудачного завершения Весеннего наступления германская армия окончательно лишилась возможности победить в войне, контрнаступление союзников вовсе не привело к её разгрому, тем более что к моменту заключения перемирия немцы стояли на территории своих противников, а столицу Германии от фронта отделяло более 700 км.

Все это позволило Ф. Эберту сказать, обращаясь к возвращающимся домой немецким солдатам, что они не были повержены врагом (kein Feind hat euch überwunden!) и вернулись с поля боя непобежденными (sie sind vom Schlachtfeld unbesiegt zurückgekehrt). Последняя фраза в её сокращенном варианте — «Непобежденные на поле боя» (Felde unbesiegt) — стала полуофициальным девизом Рейхсвера.

Другой причиной популярности легенды была деятельность т. н. «Циммервальдского движения», участники которого призывали к принуждению правительств воюющих стран к миру путем классовой борьбы. Некоторая часть населения Германии воспринимала такую деятельность немецких социалистов и социал-демократов, составлявших почти четверть участников Циммервальдской конференции, как предательство национальных интересов.

Термин

Метафора об «ударе ножом в спину» была использована впервые в статье в «Новой цюрихской газете» (нем. Neue Zürcher Zeitung) от 17 декабря 1918 года. В ней цитировалось высказывание британского генерала сэра Фредерика Мориса в интервью британской газете The Daily News:

Эту версию происхождения выражения в ноябре-декабре 1919 года подтвердили оба генерала из командования германских войск — Эрих Людендорф и Пауль фон Гинденбург. В своих воспоминаниях Людендорф упоминает о якобы состоявшейся в июле 1919 года беседе с генералом Нейлом Малкольмом (англ. Neill Malcolm), в которой он объяснял британцу причины поражения Германии, а Малкольм переспросил: «Вы имеете в виду, что вас ударили ножом в спину?». Гинденбург в своих показаниях комитету по расследованиям рейхстага также утверждал, что английский генерал сказал: «Германской армии нанесли удар в спину».

Немецкий историк Борис Барт обнаружил следующее высказывание депутата рейхстага Эрнста Мюллера-Мейнингена, который 2 ноября 1918 года на встрече, организованной в мюнхенской пивной «Лёвенбройкеллер», призывал революционно настроенную аудиторию к стойкости:

Образ ножа в спину восходит к эпизоду смерти Зигфрида в «Песне о Нибелунгах». Эту ассоциацию в 1920 году в своей книге «Из моей жизни» (нем. Aus meinem Leben) подтвердил Гинденбург.

Процесс 1925 года

В 1925 году публицист социал-демократического лагеря Мартин Грубер заявил, что легенда об ударе ножом в спину, справедливость которой отстаивал правоконсервативный публицист Пауль Николаус Коссман и возглавляемый им журнал Süddeutsche Monatshefte, является вздорной и клеветнической. Коссман подал на Грубера в суд. Процесс привлёк широкое общественное внимание, в качестве свидетелей на нём выступили некоторые ведущие политики, в частности, Густав Носке и Филипп Шейдеман. В итоге Коссман выиграл дело: Грубер вынужден был заплатить 3000 рейхсмарок штрафа, а в общественном мнении укрепилась мысль о том, что справедливость версии о предательстве подтверждена решением суда.