Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер




21.09.2022


14.09.2022


12.09.2022


27.01.2021


27.01.2021





Яндекс.Метрика





Кокорина, Зинаида Петровна

15.08.2022

Зинаида Петровна Кокорина (1898—1980) — русская лётчица и школьная учительница. В 1925 году, окончив Военную авиационную школу в подмосковном Егорьевске, она стала первой в мире женщиной-военным лётчиком. Хотя она мечтала стать лётчиком-истребителем с учётом её отличных результатов на экзаменах, ей было предложено остаться в школе в качестве инструктора. Кокорина обучила профессии многих выдающихся советских лётчиц времён Второй мировой войны, в том числе Нину Распопову. Позднее она проработала 30 лет директором сельской школы в Чолпон-Ате в Кыргызстане. Выйдя на пенсию, она вернулась в Москву.

Биография

Зинаида Кокорина родилась в 1898 году в семье уральского золотоискателя. В Перми семья жила бедно, хлеб покупали у нищих. Зимой Зинаида ходила в школу, а летом работала на спичечной фабрике, клеила этикетки. В десять лет обучила соседку-булочницу грамоте и принесла матери пять рублей. За способности Зинаиду Кокорину определили в гимназию. С великим усердием, когда надо было учиться самой и давать уроки купеческим дочкам, чтобы кормиться, она окончила гимназию с золотой медалью. В 1916 году Кокорина переехала в Петроград, чтобы поступить в университет, который закончила в 1921 году, получив диплом преподавателя средней школы.

Вскоре после окончания университета, находясь в Киеве, Зинаида впервые увидела пролетающий над городом самолёт. Она была так впечатлена, что сразу же решила, что хочет летать сама. Кокорина устроилась библиотекарем в лётную школу в Каче (Крым). Триста мужчин учились в Каче летать. Одним из инструкторов, учивших летать новичков, был Альберт Поэль. Высокий молчаливый эстонец чаще других стал приходить в библиотеку за книгами. «Ему первому сказала: хочу летать. И он понял… Однажды утром мы вдвоём пошли к самолёту. Удивлённо переглянулись механики (женщины к самолётам обычно не подходили), помню, рукой крутнули пропеллер, помню, побежали под крыльями красные маки. И всё, что было потом, всегда вспоминалось как самый счастливый миг. Минут двадцать летали…» В одну из суббот после этого дня лётчики в Каче готовились праздновать свадьбу. В тот день молодые — библиотекарь Кокорина и лётчик Поэль — готовились ехать в ЗАГС в Севастополь. А в четверг инструктор Поэль не успел вывести старый «ньюпор» из штопора и разбился почти на глазах у невесты. Вино, приготовленное на свадьбу, выпили на поминках..

После этой катастрофы в лётной школе пришли к выводу, что она может обучаться на военного летчика в подмосковном Егорьевске. Среди курсантов были четыре девушки. Высокий инспектор, приехавший из Москвы, со словами: «Бабам не место…», всех отчислил. Упорная Кокорина добилась разрешения на учёбу в военных авиашколах на личном приёме у председателя ЦИК СССР Михаила Калинина. Всесоюзный староста не стал отговаривать. Он внимательно выслушал и на прощание сказал: «Первым всегда трудно. Не отступайте…» После курса в Егорьевске, она вернулась в Качу, к старым, изношенным самолётам. Каждый день в них обязательно что-нибудь ломалось. Нынешний лётчик изумился бы, заглянув в кабину качинского «ньюпора» или «авро», — ни одного прибора. Ни одного! Работу мотора определяли на слух, высоту полёта на глаз. Полёт был праздником. Минут десять-пятнадцать праздника. Остальное — будни. Подъем до солнца, отбой поздно вечером. Переборка моторов, притирка клапанов, рулежка по полю. Моторы были недолговечны — сорок часов работы, и надо менять. На каждый самолёт полагалось по три мотора. С одним летали, другой стоял наготове в ангаре, третий в мастерской на починке. Тут Зинаида узнала, что значит «не женское дело». Надо было не просто поспевать за мужчинами. Надо было стать первой. И она была первой во всём. Её выбрали старостой группы. Она первая освоила самолёт. И когда подошло время летать без инструктора, первой назвали её фамилию. Впервые она совершила одиночный полёт 3 мая 1924 года и вскоре после этого получила военную лицензию. Зинаида Кокорина решает стать лётчиком-истребителем. Опять учёба. Приёмы воздушного боя, стрельба по цели, бомбометание. Два десятка мужчин и одна женщина учатся в Высшей военной школе. Выпускные экзамены. Лучшие результаты по пилотажу и стрельбе — у Зинаиды Кокориной. Её оставляют в школе пилотом-инструктором. Теперь она летает сама и учит летать других. После школы — служба в авиационном полку. Потом Осоавиахим — заместитель руководителя авиационного отдела в Центральном совете. Это было время, когда создавались аэроклубы и лётные школы, когда лётчиков готовили уже не десятками, а тысячами и летали уже на своих самолётах. Зинаида Петровна стояла Во главе огромной работы. Знаменитая лётчица Полина Осипенко вспоминает: «Я была птичницей. У нашей деревни сел самолёт. Вышла женщина. Я вся загорелась: и женщины могут летать?!» Во время Второй мировой войны тридцать женщин-лётчиц стали Героями Советского Союза. Среди них и воспитанницы Зинаиды Петровны Кокориной..

Не по своей воле пришлось ей в трудные годы оставить любимое дело. Тридцать лет прожила Зинаида Петровна в поселке Чолпон-Ата на берегу озера Иссык-куль. Учила русских и киргизских детей. Выйдя на пенсию, она вернулась в Москву.