Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер




27.01.2021


27.01.2021


27.01.2021


27.01.2021


27.01.2021





Яндекс.Метрика





Бережские говоры

09.03.2021

Бережские говоры или боржавские говоры (также берегские говоры, надборжавско-латорицкие говоры, центральнозакарпатские говоры; русин. бережськый діалект, боржавскый діалект; укр. березькі говірки, боржавські говірки, надборжавсько-латорицькі говірки, центральнозакарпатські говірки) — восточнославянские говоры, распространённые в восточной части Мукачевского района, в юго-западной части Хустского района и в крайне восточной части Береговского района Закарпатской области Украины. Выделяются в классификациях Г. Ю. Геровского и И. А. Дзендзелевского (как «боржавские») примерно в одинаковых границах. Рассматриваются как часть закарпатской группы говоров юго-западного наречия украинского языка или как часть восточного диалектного ареала карпаторусинского языка. Г. Ю. Геровский включал бережские говоры в состав подкарпаторусского диалекта малорусского наречия русского языка.

Область распространения

Бережские говоры сформировались на большей части территории Бережского комитата и в северо-западной части территории Угочского комитата Венгерского королевства. По описанию Г. Ю. Геровского на востоке ареал бережских говоров граничит с ареалом южномармарошских говоров — их разделяет горный хребет, тянущийся вдоль реки Рика. При этом на юго-востоке к бережским относятся говоры, размещённые в окрестностях Виноградова (Севлюша) на правобережье Тисы, и говор села Чума (Затисовка) — на левобережье Тисы. Также бережский ареал на востоке граничит с северномармарошским ареалом — граница между этими ареалами проходит от сёл Имстичово и Луково в долине реки Боржавы на север по направлению к селу Россошь. Северная граница ареала бережских говоров достигает села Ганьковица в верхнем течении реки Латорицы и села Уклин в среднем течении реки Малая Пиня. На западе граница бережского ареала тянется от Уклина через сёла Поляна, Обава, Косино, Шелестово (в настоящее время — часть Кольчина), затем — по реке Вызница к селу Росвигову (в настоящее время — район Мукачева). Далее граница тянется от города Мукачева на запад по течению реки Латорицы через сёла Старое Давыдково и Великие Лучки. На юго-западе граница бережского диалектного региона совпадает с границей распространения венгерского и русинского языков. В пределах ареала бережских говоров размещены такие населённые пункты, как Мукачево, Виноградов, Свалява, Иршава, Великие Лучки, Чинадиево, Великие Комяты, Рокосово, Осой, Страбичово, Вилок, Малый Раковец, Голубиное, Имстичово, Ключарки, Загатье, Россошь, Жнятино, Луково, Сусково и другие.

По современному административно-территориальному делению Украины, ареал бережских говоров расположен в пределах восточной и южной частей территории Мукачевского района, юго-западной части территории Хустского района и крайне восточной части территории Береговского района Закарпатской области.

Согласно диалектологической карте подкарпаторусского диалекта Г. Ю. Геровского, область распространения бережских говоров на юго-востоке граничит с ареалом южномармарошских говоров, на северо-востоке — с ареалом северномармарошских говоров, на севере — с ареалом верховинских говоров, на западе — с ареалом ужских говоров. С юго-запада к бережским говорам примыкает ареал венгерского языка.

Ареал бережских говоров на карте Г. Ю. Геровского в целом повторяет очертания ареала бережских (или боржавских) говоров на карте диалектного членения закарпатского региона, предложенной И. А. Дзендзелевским. Исключение составляет небольшой район на левом берегу Боржавы, который у Г. Ю. Геровского входит в ареал северномармарошских говоров, а у И. А. Дзендзелевского относится к бережским говорам.

Диалектные особенности

Основным диалектным признаком, по которому бережская (боржавская) группа говоров выделяется в закарпатском регионе, является распространение континуантов этимологических гласных о и е в новозакрытом слоге — ÿ, ’ÿ: кÿн’ «конь», вÿл «вол»; мн‘ÿд (наряду с мед) «мёд», л‘ÿд (наряду с лед) «лёд», н‘ÿс/нÿс «нёс», п‘ÿк/пÿк «пёк» (на месте е в ряде позиций также отмечается гласная iôс’ін’ «осень», піч «печь»).

Также в бережских говорах, согласно исследованиям Г. Ю. Геровского, отмечаются следующие диалектные черты:

  • произношение гласной ы в позиции после заднеязычных к, г, х: кыснути «киснуть», рукы «руки», ногы «ноги», хыжа «дом»; в крайне западной части бережского диалектного ареала — в долине Латорицы, включая окрестности Мукачева, в этой же позиции распространено произношение гласной и: руки, ноги, хижа;
  • произношение гласной и после шипящих согласных: шило «шило», шити «шить», жито «рожь»; в долине Латорицы, включая окрестности Мукачева, после шипящих выступает гласная ы: шыло, шыти, жыто;
  • лабиализация гласной i (из ě) перед ў: д’ÿўка «девушка, девка, дочь», хл’ÿў «хлев», гн’ÿў «гнев»; а также лабиализация i в слове прốтÿў «против»;
  • сохранение мягкости согласной ч: ч’истый «чистый», ч’ути «слышать»;
  • распространение групп согласных шч и ждж на месте шт и жд: шчо «што», кожджий/кажджий «каждый»;
  • наличие префикса вы- у имён и глаголов, выступающего в ряде случаев как -[у]: убрати «выбрать», удати «выдать»;
  • наличие флексии у имён прилагательных в форме именительного падежа множественного числа в большинстве говоров: золотый «золотой» > зôлôти «золотые», молодый «молодой» > мôлôди «молодые»;
  • распространение у имён прилагательных и местоимений женского рода в формах дательного падежа единственного числа флексии -ÿў: тÿў дôбрÿў жôн’и «этой доброй женщине», мốjÿў матери «моей матери» (в отличие, например, от южномармарошских форм туj добруj жôн’и, моjуj матери);
  • форма числительного «девяносто» — дêвяносто (в восточной части бережского ареала) и дêвядêсят (в западной части бережского ареала);
  • употребление на большей части бережской диалектной области, прежде всего, в южных говорах, форм глаголов прошедшего времени типа пл’ÿг «плёл» (от плести «плести»), в’ÿг «вёл» (от вести «вести»), м’ÿг «мёл» (от мести «мести»), б’ÿг «бодал» (от бости «бодать»);
  • распространение форм составного будущего времени глаголов типа буду говорити «буду говорить», буду ходити «буду ходить»;
  • употребление союза ож (реже — што) «что» — казаў ож (што) не знае «сказал, что не знает»;
  • распространение в восточной части ареала бережских говоров таких же слов, что и в южномармарошских говорах: звêсть «известь», лиш «лишь, только», блÿдо «блюдо» — к западу от Боржавы им противостоят варианты вапно «известь», лем «лишь, только» и миска «блюдо», причём последнее слово распространено менее широко, вариант блÿдо известно на территории почти до Мукачева; как и в южномармарошском, в бережском диалектном ареале употребляется слово клепач «молот», но в значении «тащить» на месте южномармарошского смычити в бережском ареале распространено слово волочити, в значении «смотреть» на месте южномармарошского никати распространено слово позерати, в значении «юбка» на месте южномармарошского свита распространено слово сукман и т. д.

В литературе

В текстах поэзии и прозы русинских литераторов, родившихся в бережском диалектном регионе, в разной мере представлены элементы родных говоров — у В. И. Молнара, И. Калинича, Ю. С. Чори, Р. Пищальника, М. В. Чикивди, И. Ю. Петровция. Все они используют графему ÿ, передающую характерный для бережских говоров звук [ÿ], который отмечается на месте праславянских и в новозакрытом слоге, причём у И. Ю. Петровция в текстах используется латинский вариант ü (дüвка «девушка», вичüр «вечер»). Графему ÿ использует также выходец из бережского диалектного региона русинский священник и общественный деятель Д. Д. Сидор (который включил её, в частности, в алфавит, представленный в издании 2005 года «Граматика русинського языка из Євангелієм от Матфея для русинôв Украйины, центральної Європы и Америкы»).

Формирование языкового стандарта

По мнению исследователя русинского языка В. И. Падяка, в настоящее время одним из трёх вариантов закарпатско-русинского литературного стандарта, который имеет реальные шансы быть принятым и поддержанным большинством русинских общественных организаций Закарпатской области, является стандарт на основе бережских говоров (береґськый писемный стандарт). Активными сторонниками использования в закарпатско-русинской литературной норме фонетических, лексических и иных особенностей бережских говоров, а также включения буквы ÿ в закарпатскую письменность являются, в частности, известный русинский историк и лингвист Д. И. Поп и писатель и лексикограф Ю. С. Чори. Использовать в закарпатском алфавите букву ÿ предлагал также русинский писатель, языковед и общественный деятель М. И. Алмаший, активно занимавшийся в 2010-е годы вопросами кодификации закарпатско-русинской литературной нормы.