Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер




27.01.2021


27.01.2021


27.01.2021


27.01.2021


27.01.2021





Яндекс.Метрика





Департамент политического и социального порядка

06.03.2021

Департамент политического и социального порядка (порт. Departamento de Ordem Política e Social, DOPS), в русскоязычной аббревиатуре ДОПС — бразильский орган политического сыска 1924—1983 годов. Занимался подавлением антиправительственного подполья, политической оппозиции и организованной преступности, осуществлял полицейский контроль над экономикой и социальной жизнью. Играл видную роль в репрессиях Эры Варгаса и военного режима 1960—1970-х. Отличался большой оперативной жёсткостью, был тесно связан с эскадронами смерти. Ликвидирован в период либерализации 1980-х.

Создание

Политический сыск в Бразильской империи и Первой республике находился в ведении гражданской полиции. В 1920-х годах стало очевидным появление принципиально новых, крайне радикальных антиправительственных сил — коммунистических и интегралистских. Тенентистское движение, Восстание лейтенантов, Восстание в Сан-Паулу побудили власти к созданию специальной службы политической полиции.

30 декабря 1924 года в Сан-Паулу был учреждён Государственный департамент политического и социального порядка (Departamento Estadual de Ordem Política e SocialDEOPS, ДЕОПС). Этот день считается датой основания ДОПС, хотя федеральное Управление политического и социального порядка (Delegacia de Ordem Política e SocialDOPS, ДОПС) официально учредилась 17 апреля 1928 года. Правовым основанием послужил специальный закон о реорганизации полиции.

Структура

Организация ДОПС сохранила традиционный для Бразилии регионализм. Федеральная служба замыкалась на высшее политическое руководство, но управления в штатах обладали широкими полномочиями и автономией. Ключевое значения имели службы ДОПС штатов Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу.

Осенью 1930 года в результате Бразильской революции к власти пришёл генерал Жетулиу Варгас. Установился правый авторитарно-популистский режим с элементами фашистского корпоративизма. При этом Варгас сохранил и укрепил структуру политической полиции.

Уже 28 ноября 1930 — менее чем через месяц после вступления Варгаса на пост президента — была произведена реорганизация ДОПС. На его базе были созданы два самостоятельных управления — политического порядка и социального порядка. В 1938 году они были сведены под единое руководство Государственного секретариата общественной безопасности. В каждом из них учреждались отделы по направлениям: оперативно-полицейский, следственный, отдел секретной службы, корпус безопасности, учётно-регистрационный, протокольно-архивный, а также военная инспекция и служба наблюдения за иностранцами. К ведению обоих управлений относилось подавление антиправительственной деятельности, контроль за обеспечением правопорядка (в том числе на производстве и транспорте), оборот оружия и взрывчатых веществ, общая профилактика правонарушений, учёт неблагонадёжных лиц, цензура СМИ. Такая система просуществовала весь период варгасовского Нового государства, послевоенный период и второе президентство Варгаса. В этот период служба называлась Специальное управление политической и социальной безопасности (Delegacia Especial de Segurança Política e SocialDESPS, ДЕСПС)

Самоубийство президента Варгаса в 1954, резкий рост напряжённости побудили к очередной реформе. С 1957 политическое и социальное управления снова были объединены в Департамент политического и социального порядка (Departamento de Ordem Política e SocialDOPS, ДОПС). Повысилась структурная централизация, но сохранилась региональная автономия — в разных штатах применялись даже разные названия: ДОПС и ДЕОПС. Функциональные службы и их задачи остались прежними. В таком виде система ДОПС просуществовал до начала 1980-х. Основным кадровым звеном ДОПС являлись инспекторы — delegado — подразделявшиеся на пять квалификационных классов.

При правлении Варгаса ведущим руководителем ДОПС был начальник полиции Рио-де-Жанейро в 1933—1942 Филинто Мюллер (в молодости участник тенентистских восстаний, ультраправый интегралист по идеологии и неуклонный сторонник Варгаса в практической политике), затем начальники полиции Сан-Паулу Элпидио Реали и Антониу Рибейру ди Андраде. При военном режиме директорами ДОПС являлись Жоаким Рамалью душ Сантуш (офицер военной полиции из Мату-Гросу) и Ромеу Тума (офицер гражданской полиции из Сан-Паулу).

Система бразильских спецслужб была сложной и разветвлённой. Наряду с ДОПС, действовали ещё несколько военных и гражданских органов аналогичного назначения. Функции ДОПС во многом дублировал армейский Департамент информационных операций - Центр операций внутренней обороны (DOI-CODI), параллельно действовала Национальная информационная служба (SNI) с пересечением руководства и агентурной базы и ряд других.

Репрессии

Эра Варгаса и гражданское правление

В годы Эры Варгаса ДОПС жёстко подавлял любые антиправительственные выступления — будь то ультралевые, коммунистические, консервативные, праворадикальные, интегралистские. Были подавлены Конституционалистская революция консерваторов в 1932 Ноябрьское восстание коммунистов в 1935, мятеж интегралистов в 1938. Особое внимание уделялось экономическому контролю — в свете интенсивного промышленного развития и сложных отношений властей с латифундистами и активности социальных движений.

В 1945—1947 служба ДЕСПС-ДОПС ликвидировала Шиндо Ренмей — террористическую организацию крайних японских националистов, отказавшихся признать капитуляцию Японии и совершавших убийства бразильских японцев, «сошедших с императорского пути».

При правлении Жуселину Кубичека и Жуана Гуларта были сделаны попытки ограничить роль политической полиции.

Военный режим

Значение ДОПС резко повысилось при правом военном режиме, пришедшем к власти в результате переворота 1964 года. Именно тогда окончательно утвердилась и аббревиатура DOPS как обозначение совокупности соответствующих служб, безотносительно к формальному наименованию.

Борьба с коммунизмом, причём во взаимодействии со спецслужбами США, стала рассматриваться как первоочередная политическая задача. Маршал Умберту Кастелу Бранку, хунта 1969 года, Эмилиу Медиси использовали ДОПС как инструмент репрессий против компартии и левых сил, студенческого и профсоюзного движения. Главной задачей ДОПС являлось подавление БКП. На этой основе поддерживалось тесное оперативно-политическое сотрудничество с ЦРУ США. Особое внимание американские партнёры уделяли в Бразилии полиции Сан-Паулу, в которой видели сильнейший антикоммунистический оплот.

ДОПС практиковал произвольные аресты, пытки, тайные убийства. Так погибли руководящие деятели Бразильской компартии и коммунистического повстанчества Карлос Маригелла, Карлос Ламарка, Жоаким Феррейра, коммунистический профсоюзный активист Фелисиано Нето. Здания ДОПС назывались «домами смерти». При участии ДОПС формировались ультраправые эскадроны смерти. Эти группировки физически расправлялись с политическими оппозиционерами и криминальными авторитетами без оглядки на какие-либо правовые ограничения. Отдельно ставилась задача «борьбы с бродяжничеством» — терроризирование бездомных и беспризорных вплоть до физического истребления. Преследовалась культура и религия афробразильцев.

Пристальное внимание ДОПС уделялась трущобным районам Сан-Паулу, населённым представителями рабочего класса и люмпенских слоёв. Эти зоны считались питательной средой для компартии и криминальных структур. Здесь террор ДОПС и «эскадронов смерти» приобрёл наибольшие масштабы. В качестве опасных противников режима рассматривались и муниципальные депутаты от этих районов, находившиеся на особом контроле ДОПС.

Полицейское давление доходило до такой степени, что на ряде предприятий с кандидатов на трудоустройство спрашивали «идеологический сертификат», заверенный в ДОПС. Велась постоянная агентурная работа, интенсивное проникновение в студенческие и иные общественные организации. ДОПС выявлял не только подпольщиков и неблагонадёжных, которые подвергались репрессиям, но и стимулировал проправительственные элементы, которым создавался режим благоприятствования.

Антикоммунизм и политические репрессии были для ДОПС основными, но не единственными направлениями деятельности. ДОПС играл важную роль в борьбе с организованной преступностью, которая подавлялась столь же жёсткими методами, что и политическая оппозиция. Этот факт впоследствии использовался сторонниками военного режима для оправдания репрессивной политики вообще и методов ДОПС в частности. Кроме того, в 1967 ДОПС арестовал нацистского военного преступника гауптштурмфюрера СС Франца Штангля, бывшего коменданта концлагерей Собибор и Треблинка. Штангль был выдан ФРГ и приговорён к пожизненному заключению. В начале 1970-х ДОПС готовил арест Йозефа Менгеле, но отказался от этого намерения из-за «отсутствия политического интереса, который имел место в случае Штангля».

Ведущим руководителем ДОПС при военном режиме был начальник полиции Сан-Паулу Сержио Флеури. Многочисленные убийства коммунистов и криминальных авторитетов совершались под его руководством. Видную роль играли Жозе Паулу Бонкриштиану, Клаудиу Гуэрра, Раул Ногейра ди Лима. Бонкриштиану был предшественником Флеури во главе полиции Сан-Паулу и организатором ареста Штангля; Гуэрра — ближайшим помощником Флеури; Ногейра ди Лима — боевиком-организатором ультраправой группировки Команда охоты на коммунистов, совершившей серию нападений и убийств.

По данным бразильской прокуратуры, оглашённым в 1992, репрессиям ДОПС с 1964 по 1983 подверглись порядка 30 тысяч человек. Из них 376 были убиты и около 200 пропали без вести. Другие источники определяют количество убитых в 434 человека (различие связано с неясностью судьбы некоторых пропавших без вести).

Международный аспект

В 1970-х бразильский ДОПС участвовал в Операции «Кондор». В этом контексте рассматривается смерть Жуана Гуларта в 1976 — существует версия политического убийства, организованного агентами ДОПС по приказу Флеури. Советская пропаганда перечисляла ДОПС в ряду репрессивных органов правых диктаторских режимов — Пиночета в Чили, Бансера в Боливии, Бордаберри в Уругвае, Стресснера в Парагвае, Виделы в Аргентине.

Переворот в Чили — угроза не только для чилийцев, но и для боливийцев, ушедших от преследований диктатуры, аргентинцев, бежавших от антикоммунистического террора, бразильцев, вырвавшихся из когтей ДОПС, уругвайцев, избежавших тюрем военной хунты, парагвайцев, спасшихся из застенков полицейских комиссариатов Асунсьона….

Упразднение

Со второй половины 1970-х, при президентах Эрнесту Гайзеле и Жуане Фигейреду, в Бразилии начался процесс контролируемой либерализации. Одним из важных его направлений стало постепенное сворачивание политических репрессий.

Центральное правительство усилило упорядочило деятельность ДОПС в штатах, усилило свой контроль. Повысилась роль главного управления в столице. Федеральные руководители ДОПС получили реальные полномочия руководителя над региональными управлениями. С 1978 прекратились политические акции «эскадронов смерти». В 1979 погиб Сержио Флеури (существует версия, что глава ДОПС и бригадир «эскадрона» был убит по решению организаторов «бразильской перестройки»).

4 марта 1983 года было расформировано крупнейшее управление ДОПС в Сан-Паулу. Эта дата считается последней в истории ДОПС, хотя в некоторых регионах служба ещё сохранялась.

Наследие

Бразильская либерализация завершилась в 1985 году восстановлением многопартийной демократии и переходом к гражданскому правлению. В современной Бразилии отношение к ДОПС в целом негативно — этот орган считается атрибутом диктатуры, инструментом репрессий, убийств и пыток. Правозащитные общественные организации тщательно исследуют фактологию политического террора, публикуют разоблачительные материалы, добиваются создания мемориалов жертв репрессий в прежних офисах ДОПС. Создана специальная Комиссия по установлению истины. Архивы ДОПС официально открыто с 1992 года, но отмечается «исчезновение» значительного массива документов.

С другой стороны, правоконсервативные деятели высказывают аргументы в защиту ДОПС. Жоаким Рамалью душ Сантуш напоминал о роли ДОПС в обеспечении правопорядка и национальной безопасности, борьбе с оргпреступностью, наркоманией и контрабандой. При этом бывший директор ДОПС выступает в поддержку демократических реформ и призывает полностью открыть архивы политической полиции.

Ещё откровеннее и активнее защищают традицию ДОПС ультраправые силы Бразилии. Сторонники Жаира Болсонару, движение «правых паулистов» создают своеобразный культ Сержио Флеури как «героя-антикоммуниста» и «спасителя страны». Публичные акции такого рода приводят к серьёзным общественным конфликтам.

Персоналии

До 2010-х годов ни один delegado либо информатор ДОПС не привлекался к судебной ответственности. Первая такая попытка была предпринята в 2013 — перед судом в Сан-Паулу предстал заместитель Сержио Флеури Карлос Альберто Аугусто по обвинению в похищении оппозиционного бизнесмена. Свою вину подсудимый категорически отрицал, настаивая на законности и справедливости действий ДОПС. В 2017 прокуратура и суд Сан-Паулу потребовали привлечения бывших сотрудников ДОПС Алсидеса Сингильо и Франсиско Сета — по обвинению в похищении Фелисиано Нето в октябре 1975 (менее чем через год Нето умер в тюремной больнице).

Филинто Мюллер в 1942 был отстранён от полицейской службы из-за антиамериканской позиции и пронацистских симпатий. При военном режиме возглавлял правящую партию Национальный союз обновления (АРЕНА), был председателем сената Бразилии. В 1973 погиб в авиационной катастрофе.

Сержио Флеури был одним из лидеров ультраправых сил в АРЕНА, выступал резко против либерализации конца 1970-х. Погиб в результате несчастного случая на воде в 1979.

Жоаким Рамалью душ Сантуш после расформирования ДОПС занимал пост главного судьи Федерации футбола Мату-Гроссу. Скончался в 2015.

Ромеу Тума после расформирования ДОПС был начальником федеральной полиции Бразилии. Впоследствии занимался публичной политикой, был сенатором, состоял в Партии либерального фронта и Бразильской рабочей партии. Скончался в 2010.

Клаудиу Гуэрра стал евангелистским пастором.

Раул Ногейра ди Лима и Жозе Паулу Бонкриштиану оставались праворадикальными активистами. Бонкриштиану известен публичными выступлениями в прессе. Он полностью оправдывает репрессивные методы ДОПС как необходимые для обеспечения национальной безопасности и борьбы с криминалом, а также соответствующие, на его взгляд, христианской морали.